Факультет

Студентам

Посетителям

Бактериальные заболевания ореха грецкого

Орех грецкий (Juqlans regia L.) является той орехоплодной древесной породой, которой в настоящее время уделяется большое внимание в отношении ее изучения, селекции и разведения и в больших размерах во всех районах, где она может произрастать.

В качестве примера можно привести Дагестанскую, Северо-Осетинскую и Чечено-Ингушскую АССР, в которых в настоящее время имеется около 5000 га культур ореха грецкого, созданных в основном по садовому типу. Культуры ореха грецкого имеются и в Кабардино-Балкарской АССР, а также и в Ставропольском и Краснодарском краях, особенно на Черноморском побережье.

Орех грецкий для Северного Кавказа не является аборигенной породой. Ранее он здесь встречался в основном на приусадебных участках как плодовое дерево. В лесу в лесных культурах его вовсе не было (не говоря о Черноморском побережье). Разводить эту ценную орехоплодную породу в значительных размерах на лесных площадях стали сравнительно недавно, причем, как правило, по садовому способу размещения растений на лесокультурной площади. Работа эта с каждым годом все больше расширяется. Вместе с тем необходимо отметить, что разведение ореха грецкого на Северном Кавказе (а также, по-видимому, и в других районах страны) почти везде встретило серьезное препятствие, которое заключается в том, что саженцы ореха растут в виде куста с отмирающими побегами, а иногда отмирает и весь ствол до основания. Высота куста, даже в шестилетнем и семилетием возрасте, иногда не превышает 1—2 м. Отмирание вершинного побега очень часто наблюдается уже в однолетнем возрасте. Наравне с этим в более старом возрасте на стволе и ветвях происходит образование вдавленных раковых ран или трещин разных размеров и отмирание коры, что в конце концов ведет к усыханию.

Бактериальная водянка

Плохой рост, кустистость, отмирание однолетних и двухлетних побегов и даже стволов, равно как и раковые язвы на ветвях и стволах, как в прошлом, так и в настоящем объясняются обмерзанием.

Проведенные нами в Северной Осетии и Краснодарском крае исследования культур ореха грецкого показали, что первопричиной плохого роста, кустистости, отмирания побегов, появления раковых ран на стволах и ветвях является не обмерзание, а поражение бактериальной болезнью, которая для этой породы не была еще отмечена ни в нашей стране, ни за рубежом. Для ореха грецкого она является самой опасной из всех болезней, известных до настоящего времени. Возбудителем ее оказался тот же вид бактерии, который вызывает болезнь пихты, бука и других пород, — Erwinia multivora. Эта бактерия была изолирована из семян, сеянцев, саженцев, коры и древесины молодых культур в большом количестве. Идентификация всех изолированных штаммов бактерий производилась путем посева на искусственные питательные среды, включая полностью цветной ряд (сахара). Полное сходство биохимических свойств, включаю образование газов на сахарах и глицерине и выделение сероводорода на МПБ, (показывало, что бактерии должны быть отнесены к виду Erwinia multivora Scz.-Parf.

Внешние признаки бактериоза ореха грецкого могут быть различны в зависимости от возраста растения, стадии болезни и времени года. Например, осенью и весной на пораженных стволах наблюдаются черные потеки или черные пятна засохшей жидкости. Под черными пятнами, которые могут быть разных размеров, кора становится мокрой и отмирает вплоть до камбия. Камбий и древесина тоже отмирают. Позже кора высыхает и на стволе получаются вдавленные раковые раны. Иногда в коре после высыхания образуются продольные трещины. Они могут быть разной длины — от 5 до 50 см, а нередко и гораздо больше. На двухлетних и трехлетних ветвях очень часто можно наблюдать впадины разной длины с некоторым вздутием по бокам, в середине впадины почти всегда имеется продольная трещина в коре и древесине.

В большинстве случаев развитие таких ран идет не снаружи, а изнутри древесины. Древесина внутри ствола и ветвей бывает темно-бурого и даже черного цвета, мокрая, с кисловатым запахом. Такую мокрую, темно-бурую древесину можно видеть даже у двухлетних и однолетних побегов. Иногда мокрой и бурой бывает сердцевина однолетних побегов.

Мокрая древесина в стволе занимает разное положение. В большинстве случаев она не ограничивается годичными кольцами, имеет неровные края, и если она располагается у внешнего годичного кольца, то может произойти разрыв и тогда через трещину наружу выступает черная жидкость, а в коре образуется раковая рана. Большие раковые раны образуются и в стволе в том случае, если мокрая древесина бывает в последнем внешнем годичном кольце. Кора и камбий при этом отмирают и тоже становятся мокрыми. Поверхность отмершей древесины заболони тоже имеет черный цвет.

У молодых посадок ореха очень часто наблюдается отмирание однолетних и двухлетних побегов. Если осенью или весной срезать побег ниже отмершей части, то очень часто обнаруживается, что сердцевина у него бурая и мокрая. Весной можно наблюдать отмирание коры ветвей однолетних и двухлетних побегов вплоть до камбия на большом протяжении. У ореха грецкого в таких случаях кора побегов становится черной и потому хорошо заметна, а у ореха маньчжурского при таком ожоге ветвей цвет коры не изменяется и потому отмирание коры внешне не заметно. Подобного рода поражение коры происходит преимущественно весной.

Иногда кора чернеет и отмирает только в самом верхнем слое, совершенно не затрагивая прикамбиальную часть. Это очевидно, связано со сроками заражения и поражения. Если заражение произошло весной и поражение не достигло еще прикамбиальной части, то с наступлением лета оно прекращается. В молодых культурах характерной чертой является то, что орех кустится, не растет в высоту и не имеет ствола, подобно тому как это уже было отмечено в культурах дуба. Вырастающие за лето побеги осенью и весной поражаются бактериозом и нередко вскоре отмирают полностью или частично. Во многих случаях поражение происходит не с вершины однолетнего или двухлетнего побега, а с середины или основания. На многолетней древесине штамба (ствола) нередко бывают заметны продольные трещины и раковые раны, из которых истекает темно-бурая жидкость. На стволах более старых культур ореха грецкого вдавленные раковые раны и истечение темно-бурой или черной в последствии засыхающей жидкости наблюдаются часто и являются самым характерным внешним признаком болезни наравне с мокрой, темно-бурой и даже почти черной древесиной ствола.

Болезнь ореха черного, вызывающая истечение черной жидкости, была описана американцами под названием «мелаксума». Как указывал П. Миллер (1956), эта болезнь вызывается грибом. Dothiorella gregaria, который поражает веточки, ветви и ствол дерева и обычно вызывает появление черной, как чернила, жидкости которая просачивается на поверхность пораженных участков. Кора под ней обесцвечивается и постепенно отмирает, оставляя слегка вдавленные язвы. Как видим, во внешних признаках болезни есть некоторое сходство, но возбудители совершенно разные.

Болезнь, аналогичная описанной выше мелаксуме, была найдена нами на орехе грецком и маньчжурском с плодоношением на коре гриба Physalospora gregaria Saccardo, который является сумчатой стадией для конидиального гриба Dothiorella gregaria. Попутно отметим, что сумчатая стадия была давно описана в Закавказье на иве Воронихиным. Следовательно, этот вид на Кавказе известен. Но, кроме того, из свежепораженных тканей коры, древесины ствола и ветвей нами была изолирована также бактерия Erwinia multivora. Поэтому можно полагать, что гриб Dothiorella gregaria является не самостоятельной причиной болезни, а лишь спутником первично бактериального поражения. Иначе говоря, гриб развивается в тканях лишь после поражения их бактериями. Истечение жидкости — это результат жизнедеятельности бактерий вне гриба. Таким образом, внешние признаки мелаксумы свидетельствуют в пользу бактериального, а не грибного происхождения болезни, причем такого, которое имеет место у многих древесных пород.

Развитие, пути заражения и распространения болезни ореха грецкого в настоящее время пока еще недостаточно полно выяснены. Очевидно, они такие же, как и у других древесных пород. Выше уже было отмечено, что активное развитие болезни ореха грецкого происходит осенью, весной и в теплые зимние периоды. Летом во всей флоэме активность бактерий совершенно не проявляется. По-видимому, в это время слаба их активность и в ксилеме. Но сохраняются бактерии именно здесь, в древесине. Древесина ствола ореха грецкого, как и других пород, после поражения бывает исключительно насыщена влагой. Такая древесина является уже мертвой. Чем больше она занимает места в стволе, тем отрицательнее это сказывается на движении водноминеральных растворов. Кроме большого количества жидкости, в древесине, которая является токсичной, еще образуется много газов, в том числе сероводород, который ядовит для растений и легко растворяется в воде. Под давлением газов происходит разрыв внешнего годичного кольца и через образовавшуюся трещину жидкость вытекает наружу. В таком случае в коре обычно образуется раковая рана. Если мокрая древесина захватывает внешнее годичное кольцо, то кора и камбий отмирают и образуется рана. Это один из путей внешнего проявления инфекции, содержащейся в древесине. Но поражение (ожог) коры и камбия побегов и ветвей возможно не только изнутри, со стороны древесины, а и после заражения извне, если оно происходит осенью, теплой зимой или ранней весной. Наблюдения показали, что заражение часто происходит через листовой рубец перед опадением листа. Это указывает на то, что листья ореха тоже заражаются. Не исключается, что заражение через листья является важнейшим путем распространения инфекции. Роль насекомых в этом отношении, по-видимому, не столь велика, как для других пород, но она не исключается.

Как и у других пород, сеянцы заражаются от семян, имеющих внутреннюю зараженность. В качестве примера можно привести следующие случаи: 10 кг орехов, собранных с одного маточного дерева, стратифицировавшихся в прокаленном песке после предварительного протравливания в растворе марганцовокислого калия, полностью погибли задолго до наступления весны. Скорлупа орехов почернела, а семядоли загнили. Они не давали ростков, а появляющиеся ростки чернели и отмирали. Анализ этих орехов показал, что они были заражены бактерией Erwinia multivora, которая и была причиной загнивания семядолей. Гниль семядолей белая, творожистого вида, с резким кислым запахом. Грибов в ней не обнаружено. Дерево, с которого были собраны эти орехи, оказалось зараженным бактериозом. При стратификации таким же способом орехов с других маточных деревьев выяснилось, что с одних деревьев они полностью сохранились, а с других, при одних и тех же условиях, полностью погибли — загнили. Таким образом, при стратификации выявились и погибли те орехи, которые были заражены бактериями.

Осматривая однолетние сеянцы ореха грецкого, выращенные в одном из плодовых питомников, мы нашли, что большая часть их имела загнивший (на протяжении до 5 и даже 10 см) кончик корня. У некоторых экземпляров встречались на поверхности корня черные некротические пятна. Несомненно, что посадка таких сеянцев не обещает ничего хорошего в будущем. Анализ сеянцев показал, что они заражены бактериями Erwinia multivora, вызвавшими загнивание корней. Заражение могло произойти как в почве, так и от семян.

Поражение однолетних сеянцев ореха грецкого с характерными внешними признаками бактериоза было обнаружено также и в другом лесном питомнике. Так, у одного из наиболее развитых сеянцев на всем протяжении длинного и толстого стержневого корня почти вся древесина была темно-бурого цвета и мокрой. Никаких других внешне заметных признаков болезни на корне не было, за исключением небольшой продольной трещинки сбоку корня, начиная от шейки. Трещинка явилась результатом разрыва от высокого газового давления в древесине корня, а не какого-либо механического повреждения. Такие пораженные сеянцы были единичны. При осмотре всех других сеянцев никаких внешне заметных признаков повреждений не было обнаружено.

Сеянцы ореха грецкого из этого же питомника осенью были выкопаны и высажены на лесокультурную площадь с обычной и неизбежной обрезкой и поранением корней. При выкопке и осмотре сеянцев в середине зимы были обнаружены у всех сеянцев без исключения мокрые гнилые раны с кислым запахом в местах повреждения корня. Например, в месте ранения корня лопатой при выкопке произошло загнивание корня на 3/4 его толщины. Корни, размочаленные при грубой обрезке, загнили на протяжении 5—6 см. Таким образом, заражение происходило в почве через срезы корней при осенней посадке.

В настоящее время нельзя еще сказать вполне каково будет дальнейшее развитие этих ран с наступлением весны и лета. Вполне возможно, что активное развитие гнили прекратится на летний период и вновь возобновится осенью уже в новой форме. В течение лета вокруг гнилых мокрых ран каллюса не образуется, а дальнейшее развитие бактерий будет происходить только в древесине. В дальнейшем возможны разрывы древесины в корне, на стволе и ветвях и выход бактерий наружу. Наблюдения и опыты по искусственному заражению показывают, что в прикамбиальной части луба летом бактерии активно развиваться не могут. Вместе с тем, нет оснований ожидать, что бактерии сами собой исчезнут из зараженных тканей. Анализ двухлетних и трехлетних посадок ореха грецкого показал, что гниение корней у них не прекратилось и раны не зарубцевались.

Таким образом, качество орехов как семенного материала и состояние сеянцев, сроки и способы их посадки, а также и зараженность почвы патогенными бактериями имеют решающее значение для будущего роста и развития культур ореха грецкого и других его видов. Допущенные здесь ошибки впоследствии не могут быть исправлены никакими способами. Совершенно ясно, например, что посев зараженных орехов, осенние посадки, при которых неизбежно поранение корней при обрезке, и даже прикопки сеянцев вообще совершенно не допустимы, если иметь в виду выращивание здоровых долголетних деревьев, а не зараженных кустообразных форм ореха грецкого, которые в таком виде могут существовать десятки лет без всякой пользы.

Течение болезни у ореха грецкого нередко принимает хроническую форму и может продолжаться очень долго. У плодоносящих деревьев часто наблюдается отмирание ветвей и сучьев, что ведет к изреживанию кроны.

Описанная нами бактериальная болезнь ореха грецкого в равной степени поражает также орех маньчжурский и орех черный, причем симптомы болезни и характер поражения в основном одни и те же.

Бактериальный рак коры

Сходное по внешним признакам заболевание ореха грецкого в Калифорнии описали Е. Е. Wilson, М. Р. Starr и J. A. Berger (1957). Эта болезнь, которую они назвали «рак коры», характеризуется образованием несимметричных темно-коричневых омертвевших участков в коре ствола, а также засыханием веток. Омертвленные участки появляются сначала круглыми крапинками в ткани коры ниже пробкового наружного покрова, но позже они соединяются в более крупные пятна. Контуры таких пятен на коре невидимы, но они узнаются по водянистому веществу темного цвета, выделяющемуся через трещины в коре. Как правило, язвы в коре бывают неглубокими и не достигают камбия. Развитие их происходит в летний период и прекращается зимой. Болезнь поражает орех в возрасте не моложе 10—15 лет и вызывается новым видом бактерии, которая была названа Erwinia nigrifluens.

Несмотря на некоторое сходство, болезнь эта отличается от описанной нами выше. Также различны и виды бактерий — возбудителей болезни. Например, бактерия Erwinia multivora на сахарах образует газ и на мясопептонном бульоне — сероводород, а бактерия Erwinia nigrifluens не образует газов и сероводорода. Таким образом, нет основания для отождествления болезни ореха грецкого ни по внешним признакам, ни по видам ее возбудителей. В нашей стране рак коры шока еще не был обнаружен.

Бактериальный корневой рак

Кроме описанных выше бактериальных болезней ореха грецкого, давно уже известен так называемый корневой рак, или иначе, зобоватось корней, возбудителем которого является Bacferium tumefaciens Smith et Iown. Бактерия, вызывающая эту болезнь, развивается на очень многих растениях, в числе которых орех грецкий и плодовые породы, на которых она встречается чаще.

Как указывает В. П. Израильский (1952), корневой рак плодовых деревьев начинается в тканях меристемы и вызывает быстрое ее разрастание. Бактерии проникают в ткани только через ранения растения, но они не убивают клетки, а, наоборот, начинают стимулировать их дальнейший рост и беспорядочное деление. На поверхности корня, а иногда и на поверхности стебля образуются небольшие выпуклости, которые потом превращаются в опухоли и являются главнейшим внешним признаком заболевания. Опухоль разрастается и ее поверхность в большинстве случаев делается бугристой, как бы кольчатого строения. Опухоли корневого рака впоследствии ссыхаются и отпадают, а на их месте иногда вырастают новые. В большинстве случаев опухоли, особенно у плодовых деревьев, сохраняются до следующего года и дают новые разрастания. Опухоли могут быть различные и по форме, и по величине в зависимости от состояния растения, от места поражения, а также от времени года, освещения, температуры, влажности и других условий внешней среды. Опухоль может быть с просяное зерно или достигать размера кулака. У деревьев опухоли в большинстве случаев древеснеют, у травянистых растений они иногда ссыхаются и отпадают, а иногда разрастаются.

Корневой рак более распространен в плодовых питомниках. Что же касается лесных питомников, то он здесь встречается сравнительно редко и не имеет особо важного практического значения.

Бактериальный ожог

На орехе грецком, кроме бактериальной водянки, рака коры и корневого рака, очень часто и почти повсеместно встречается бактериальный ожог, вызываемый бактерией Xanthomonas juglandis Pierce. Болезнь поражает листья, орехи, сережки, почки и побеги текущего года. П. Миллер (1950) считает эту болезнь в США наиболее важной в экономическом отношении по сравнению со всеми другими известными для ореха грецкого. В годы вспышек этой болезни более 50% урожая орехов погибает в садах, если против нее не проводится опрыскивание.

П. Миллер (1956) указывает как симптом болезни появление весной на молодых листьях мелких красновато-коричневых пятен (по краям листьев или на ткани между жилками). На побегах появляются черные, слегка вдавленные пятна, которые часто окольцовывают побеги и губят их. Молодые листья и почки мужских соцветий окрашиваются в темно-коричневый или черный цвет и отмирают. На орехах, точнее на околоплоднике, бактерии вызывают образование черных пятен разной величины.

Возбудитель болезни — бактерия Xanthomonas juglandis Pierce — живет из года в год главным образом в зараженных почках и реже в язвах, оставшихся на веточках прироста прошлого года. Бактерия распространяется преимущественно дождем, проникает в ткани прироста текущего пода через поры (устьица). Продолжительные дожди могут вызвать сильные вспышки болезни. Однолетние и двухлетние растения в питомниках и взрослые плодоносящие деревья поражаются легче, чем молодые неплодоносящие деревца.

Бактерия Xanthomonas juglandis имеет вид палочки с закругленными концами размером 0,3—0,5×1,5—3,01 μ; палочки — одиночные или соединены парами, редко цепочками, спор и капсул нет; монотрих, красится хорошо, грамположительна, аэроб. На агаре колонии круглые, блестящие, светло-желтые, с правильными краями, бульон мутит, образует колечко, легкий хлопьевидный осадок, на картофеле обильный, влажноблестящий, желтый с белым краем налет. Желатин разжижает воронкообразно, молоко свертывает, пептонизирует; вызывает кислотообразование на галактозе; газообразования нет; не растет на среде Кона, нитраты не восстанавливает, метиленовую синьку восстанавливает, крахмал разлагает.

В питомниках и культурах на Северном Кавказе ожог ореха грецкого, вызываемый бактерией Xanthomonas juglandis, — обычное явление, но борьба с ним, насколько нам известно, не проводилась и не проводится, так как на повреждение листьев не обращают внимания, а поражение однолетних побегов всегда объясняют только обмерзанием. На однолетних побегах эта бактерия встречается и изолируется иногда совместно с Erwinia multivora. Судя по росту на питательной среде, оба эти вида, по-видимому, не являются антагонистами.

Однолетний побег сеянца очень часто оказывается зараженным и отмирает полностью или частично уже с осени, ввиду чего уже на второй год орех начинает куститься. Новые побеги, появляющиеся у шейки иногда в большом количестве, на следующий год тоже заражаются и частично отмирают. Таким образом, в случае зараженности орех начинает куститься уже со второго года своей жизни.

Меры борьбы с бактериозами ореха грецкого

Описанные выше особенности бактериальных болезней ореха грецкого говорят о том, что борьба с ними, несмотря на то что орех грецкий на Северном Кавказе имеется только в культурах, будет делом сложным и трудным, во всяком случае более сложным и трудным, чем все работы по культурам ореха грецкого, взятые вместе, включая и селекцию.

Выявленные нами бактериозы ореха грецкого до сих пор были совершенно неизвестны. Поэтому в отношении бактериальных болезней в настоящее время многое пока остается еще недостаточно ясным, требующим дальнейшего изучения. Нет никакого опыта борьбы с ними. Вместе с тем они имеют исключительно важное значение для ореха и других пород, весьма широко распространены, а размах работ по культуре все больше возрастает. При таком положении проведение возможных мер борьбы с бактериозами ореха является настоятельной и неотложной необходимостью. Ниже приводятся практические рекомендации по борьбе с бактериозами ореха грецкого, проведение которых, по нашему мнению, дает положительные результаты.

Меры борьбы с бактериозами ореха грецкого целесообразно рассмотреть в трех направлениях:

1) борьба с бактериозами плодоносящих деревьев;

2) борьба с бактериозом молодых культур;

3) меры при создании новых культур ореха грецкого.

Необходимость в таком рассмотрении основывается на том, что в настоящее время на Северном Кавказе, а также на Черноморском побережье имеется много плодоносящих деревьев и культур разного возраста, зараженных бактериозом, которые требуют различных практических мероприятий.

Борьба с бактериозами плодоносящих деревьев. У старых плодоносящих деревьев ореха заражаются и постепенно отмирают отдельные ветви и веточки, на стволах появляются свежие раковые раны, старые прошлогодние раны принимают вид сухобочин разных размеров на стволе и сучьях. Орехи на больных ветвях тоже заражаются обоими бактериозами и часто погибают еще на деревьях. Такие деревья, если у них нет еще поражения корней, усыхают медленно. Они могут долго жить и плодоносить хотя часть орехов будет заражена. В месте с тем такие деревья и отдельные зараженные на них ветви и сучья являются источниками инфекции для здоровых деревьев и ветвей. Но так как они все же плодоносят, то едва ли вырубку их можно было бы считать оправданной только потому, что они сами заражены и заражают здоровые деревья. Очевидно, что более целесообразно оставлять их для дальнейшего плодоношения, но необходимо провести некоторые профилактические мероприятия в отношении таких деревьев.

Прежде всего необходима обрезка зараженных ветвей и сучьев, которые определяются по почерневшей коре, некоторой ребристости, раковым впадинам с продольными трещинами. Обрезку следует проводить весной, перед распусканием почек. Срезы надо дезинфицировать и покрывать любым видом садовой замазки или только смазывать садовым карболинеумом.

На стволах и толстых сучьях все свежие сочащиеся раны независимо от их размеров необходимо защищать до заболони. Осмотр деревьев надо производить два раза в год — в конце осени и весной, после распускания листьев. Срезанные с ран кору и зараженные ветви следует обязательно собирать и сжигать. Инструмент, которым производится зачистка, каждый раз должен быть продезинфицирован. Вскрытые раны нужно смазывать садовым карболинеумом или сначала смочить 1%-ным раствором медного купороса и затем покрывать садовым варом, имеющимся в продаже. Его можно приготовить также из свежего несоленого свиного жира или нигрола, воска и канифоли, взятых в равных частях. При отсутствии воска или канифоли можно взять нигрол с печной золой из расчета 300 г золы на 1 кг нигрола. Состав для покрытия ран также можно приготовить из 60—70%-ного нигрола, 15—20%-ной канифоли и 15—20%-ного парафина или воска.

Такая операция, как зачистка и замазка свежих ран и обрезка зараженных ветвей, конечно, не вылечит деревья, поскольку инфекция содержится в древесине, включая и центральную часть ствола, но она будет в известной мере препятствовать распространению инфекции и заражению здоровых еще деревьев. Своевременная зачистка небольших или недавно возникших свежих ран прекратит дальнейшее увеличение их размеров. Поэтому важна зачистка и замазка ран в самом начале их появления. С наступлением лета развитие и увеличение ран в коре прекращается само по себе. Новые раны начинают появляться только осенью, когда созревают плоды.

Для того, чтобы лучше сохранить урожай орехов, полезно производить опрыскивание деревьев бордоской жидкостью. Такое опрыскивание, как указывает П. Миллер (1956), проводится во многих районах США с более влажным климатом. Для опрыскивания применяется бордоская жидкость с соотношением составных ингредиентов (медный купорос, негашеная известь и вода) — 4—2—100, а также другие препараты, которые мы здесь не приводим ввиду того, что их нет в продаже. Число опрыскиваний, необходимое для эффективной борьбы с болезнью, колеблется по годам. В годы с небольшим количеством осадков в период распространения инфекции для борьбы с ней достаточно одного своевременного опрыскивания. Но при сильных и частых дождях для большей эффективности требуется три своевременных опрыскивания. Так как в период распространения инфекции погоду заранее предвидеть невозможно, то рекомендуется производить опрыскивание максимальное число раз в следующие сроки:

1) в ранней фазе перед цветением;

2) в поздней фазе перед цветением;

3) в ранней фазе после цветения, при распускании женских цветков.

Нет сомнений в том, что этот способ, проверенный и широко применяемый в США, даст положительные результаты и у нас при сходных климатических условиях.

Борьба с бактериозами в молодых культурах. На стволах молодых (10—15-летних) деревьев зачистка ран будет целесообразна только в самом начале появления их в коре. Если на стволе есть одна или несколько ран, уже достигших древесины заболони, то такие деревья впоследствии будут усыхать, плохо расти и продуцировать. В дальнейшем на них неизбежно появляются новые свежие раны в связи с жизнедеятельностью бактерий в древесине. Это будет все больше и больше ослаблять деревца. В таком случае их лучше посадить на пень и из поросли вырастить здоровые деревца при условии, что не будет заражен пень. Если на срезе пня будет заметна мокрая темнобурая или почти черная древесина, то такой пень лучше выкорчевать, чем выращивать на нем поросль, так как она впоследствии неизбежно будет заражаться от пня. Корчевка пней необходима и в том случае, если будут поражены шейка и корни. Если обнаружено загнивание корней, то новые посадки на месте выкорчеванных деревьев допустимы только лишь после дезинфекции почвы. Для дезинфекции почвы можно применять те же способы, которые уже приняты в 1951 г. и применяются в борьбе с корневым раком, вызываемым Bacterium tumefaciens в плодовых питомниках. По указанию В. П. Израильского (1952), дезинфекция почвы в питомниках производится путем внесения в почву хлорной извести из расчета 150 г на 1 м2. Хорошие результаты дает дезинфекция хлорпикрином или полихлоридами в дозировке 500 г на 1 га. В ямки, сделанные железным колом или инжектором через каждые 0,5 м глубиной 10—15 см, выливают по 25 г яда. Ямки прикапывают землей, которую после зачистки ямок сверху уплотняют. Эти работы проводятся весной — с половины апреля до половины мая, или осенью — с половины сентября до половины октября. Посадки проводят через месяц после дезинфекции.

Для дезинфекции почвы можно применять также способы, изложенные в «Технических указаниях по лесозащите», применяемые для борьбы с полеганием сеянцев хвойных пород.

Очень сложно и трудно обстоит вопрос с молодыми (до 10—15-летнего возраста) культурами ореха грецкого, которых очень много. Во многих случаях они заражены бактериозом, плохо растут в высоту, кустятся, не имеют нормального штамба (ствола). Очень часто побеги у них появляются и отмирают, нередко отмирает и ствол. Такое состояние посадок ореха грецкого может продолжаться многие годы. Нам известны такие посадки даже 20-летней давности.

Посадки или посевы ореха грецкого должны давать большие, здоровые, долговечные плодоносящие деревья. На практике же мы видим, что они часто превращаются в низкорослые, кустообразные деревья без штамба, с побегами, растущими от шейки корня. Общая высота их невелика и нередко даже в семилетнем возрасте бывает не более 1 м. Есть ли основание ожидать, что кусты сами собой превратятся в то, что является целью всей работы — большие, долговечные плодоносящие деревья? На наш взгляд, подтверждающийся уже имеющимся опытом, никаких оснований нет. Угнетенный, плохой рост, кустистость, поражение и отмирание ветвей и ствола в культурах ореха грецкого часто являются результатом поражения бактериозом, а не Обмерзания, которое в известных случаях также, конечно, не исключено.

В связи с изложенным в практическом аспекте встают два вопроса: чем объясняется высокая степень зараженности бактериозом существующих молодых культур ореха грецкого и что можно и нужно применять в отношении таких культур в настоящее время и возможно ли их исправление и выведение до нормального состояния. Что касается первого вопроса, то несомненно, что заражение посадок или посевов шло двумя путями, внутренним — от зараженных семян, сеянцев и почвы, и внешним — через заражение здоровых от больных. Следовательно, при создании новых культур ореха грецкого надо исключить возможность того и другого. Этот путь, т. е. путь профилактики, является главной мерой борьбы с болезнью. Старое правило медицины — болезни легче предупредить, чем их лечить — в данном случае очень уместно. О практических мероприятиях в этом направлении будет сказано ниже.

В отношении же второго вопроса в настоящее время нельзя еще дать вполне определенного ответа. Ответ надо искать в опытно-производственном порядке. На наш взгляд, молодые культуры ореха грецкого, пораженные бактериальной водянкой, безнадежны и в отношении их будущего: из них невозможно вырастить больших, здоровых плодоносящих деревьев. В пользу этого говорит имеющийся опыт. В настоящее время нельзя еще сказать, что все такие посадки надо выкорчевывать и заново создавать новые, здоровые. Вполне ясно это только в одном случае, когда три исследовании окажутся зараженными корни (загнивание и побурение или почернение древесины корней) или шейка (почернение коры).

Учитывая природу болезни и характер поражения, наши предложения в отношении молодых культур ореха грецкого, пораженных бактериозом, будут сводиться к тому, чтобы в опытно-производственном порядке проводить следующие практические мероприятия: культуры, у которых поражены и отмирают полностью или частично побеги на стволе, имеются раны со свежими или старыми потеками черного цвета и продольные трещины, следует весной до распускания почек посадить на пень, с тем, чтобы на пне получить два-три здоровых побега, из которых на следующий год весной оставляется только один здоровый для формирования штамба. Пораженные побеги определяют по коре, почерневшей полностью или хотя бы частично, некоторой ребристости, набольшим вздутиям и вдавленным ранам. Срез пня обязательно дезинфицируется и покрывается замазкой. Если на свежем срезе пня окажется темно-бурая, почти черная мокрая древесина, то на таком пне выращивать поросль нельзя и его следует выкорчевать. Новая посадка на этом месте допустима только здоровыми саженцами после обязательной дезинфекции почвы.

Молодые (двухлетние и трехлетние) посадки следует сразу же обследовать и при обнаружении загнивания или побурения и почернения древесины корней производить немедленную корчевку, учитывая то, что на пораженных корнях не получить долговечных здоровых деревьев.

Молодую поросль на срезанных пнях и молодые культуры начиная с однолетнего возраста в порядке профилактики против обоих видов бактериоза следует опрыскивать 0,5%-ной и 1 %-ной бордоской жидкостью. Количество опрыскиваний и лучшие сроки устанавливаются опытным путем в зависимости от местных климатических условий. В сухом климате достаточно одного опрыскивания, в более влажных, например на Черноморском побережье Кавказа, возможно потребуется три опрыскивания. Ориентировочно первое опрыскивание можно сделать во второй половине мая, вскоре после цветения, второе — в июне, третье — в июле. Важное значение, на наш взгляд, будет иметь так называемое «голубое» опрыскивание 4%-ной бордоской жидкостью в период листопада и весной до распускания почек.

Часто уже в однолетнем возрасте ореха грецкого наблюдается большее или меньшее поражение и отмирание вершинного побега, ввиду чего он уже на второй год начинает куститься, т. е. давать боковые побеги и побеги снизу, вблизи шейки. Как обычно, это объясняется подмерзанием побега, хотя на деле оно может быть вызвано и действительно вызывается обоими видами бактерий и обычно является результатом предварительного поражения листьев. В таких случаях пораженный и отмерший главный побег нужно срезать с запасом весной до распускания листьев и вместо него создавать штамб (ствол) за счет одного из боковых побегов, не допуская того, чтобы дальнейший рост происходил в виде куста. Срез необходимо немедленно дезинфицировать и покрывать замазкой, причем каждый новый срез надо делать заново простерилизованным инструментом. У ореха при расчете на плоды, а не на древесину необходимо формировать штамб и крону, не допуская их заражения, так же, как это делается в садоводстве. Учитывая указанную выше особенность, связанную с бактериальным заражением, работу эту надо проводить начиная с однолетнего возраста.

Борьба с бактериозами при создании новых культур ореха грецкого. В настоящее время при разведении ореха грецкого все внимание обращается только на агротехнику. Проводят также исследования в направлении отбора в природе лучших форм по размерам плодов (орехов) и морозостойкости. Не может быть сомнений в том, что все это важно и необходимо, но такой подход отнюдь не обеспечивает получения нужного результата от культуры ореха, т. е. хороших здоровых деревьев, так как только они могут обеспечить долгую жизнь и хорошее плодоношение.

Вырастить хорошие здоровые плодоносящие деревья ореха и сохранить им это здоровье на многие десятки лет — это задача во много раз более сложная и трудная, чем посев, посадка и отбор лучших форм, взятые вместе.

Первой мерой борьбы с бактериозами ореха должен быть отбор не только по качеству плодов и на устойчивость против морозов, но и обязательно на устойчивость против бактериоза. Такая работа важна для всех мест, где создаются культуры (плантации) ореха грецкого.

Зараженные орехи могут иметь внешние признаки в виде черных пятен на скорлупе и бессимптомную внутреннюю зараженность. Они могут быть заражены обоими видами бактерий, т. е. Xanthomonas juglandis и Erwinia multivora. Фитопатологический анализ орехов на внутреннюю зараженность грибами и бактериями является, безусловно, необходимым. Зараженные орехи высевать не следует. Стратификация орехов является обязательной. Лучше ее производить в соответствующих помещениях в крупном перемытом песке. Зараженные орехи при стратификации загнивают и должны быть обязательно отсортированы. Загнившие орехи определяются по кисловатому запаху. Здоровые орехи предпочтительнее высевать на постоянное место, а не в питомнике для выращивания сеянцев. При выкопке сеянцев ни в коем случае нельзя допускать короткой обрезки корней, как эго всегда делается в лесном хозяйстве по аналогии с другими лиственными породами. Корневую систему сеянцев ореха необходимо откапывать полностью. Обрезать допустимо только самый тонкий кончик корня.

Опыт показал, что в прикопке или осенних посадках почти всегда происходит заражение через срезы на корнях и загнивание корней, которое бывает тем сильнее, чем короче обрезан корень. На загнивших же корнях не получить в будущем здоровых, долговечных деревьев.

Сеянцы ореха грецкого перед посадкой подлежат строгому контролю. Те из них, у которых будут на корне продольные трещины, черные, немного вдавленные пятна или загнивание конца корня, подлежат отбраковке. Обрезка загнившего корня допустима только в том случае, если гниением затронут самый конец корня. Корневую систему сеянцев перед посадкой в школу или на постоянное место нужно дезинфицировать путем погружения в 1%-ный раствор медного купороса на 5—10 мин или в 5%-ный раствор медного купороса в жидкой глине.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: