Факультет

Студентам

Посетителям

Бактериальные заболевания груши

Дикорастущая груша обыкновенная (Pyrus communis L.) настолько широко распространена в лесах Северного Кавказа, что в этом отношении ее вполне можно считать лесной породой.

Как плодовая порода, она не подлежала рубке. В связи с этим, будучи выставленной на простор после рубки, она часто суховершинит и даже усыхает, но все это связано с резким изменением условий местопроизрастания. Иного усыхания дикой груши пока не замечается.

Мы не располагаем также сведениями об усыхании в нашей стране культурной груши в результате поражения теми или иными болезнями паразитарного происхождения. В то же время уже давно и хорошо известно о болезни культурной груши за рубежом, в частности в США, где она получила название «ожога», возбудителем которой является бактерия Erwinia amylovora (Rurrill) Com. S. А. В. В. П. Израильский (1952) очень подробно описал эту болезнь и ее возбудителя, отметив при этом, что в СССР он еще не обнаружен и является серьезным объектом внешнего карантина.

Одновременно им же было указано, что груши дикорастущая и культурная принадлежали к числу древесных пород, поражаемых бактерией Pseudomonas syringae v. Hall. Как уже ранее отмечено, этот вид бактерии имеет ряд названий, которые в последнее время считаются синонимами. Бактерия широко распространена не только в Европе, но и в Америке (США). На юге нашей страны ею сильно поражаются косточковые породы (абрикосы, вишни, сливы, черешни), которые иногда очень быстро усыхают.

В нашей специальной литературе, как нам известно, нет сведений о том, насколько сильно груша поражается бактерией Pseudomonas syringae v. Hall. Например, В. П. Израильский (1952) отметил лишь, что груша оказалась восприимчивой при искусственном заражении, более подробно он этот вопрос не освещает. В иностранной литературе появилось сообщение №. Ride и Д. Sutic’ (1958) об усыхании побегов груши во Франции в долине рек Луары и Роны, причиной которого они считают Pseudomonas syringae.

В последнее время нам удалось обнаружить случаи поражения дикорастущей и культурной груши бактериальной болезнью. У дикорастущей груши она характеризовалась тем, что вся древесина ствола была исключительно насыщена соком. У сваленной под уклон груши из обрубленных сучьев он вытекал так обильно, что его собирали в стакан и пили. Между тем валка дерева производилась осенью, когда сокодвижение уже прекратилось.

У культурных молодых груш разных сортов наблюдалось поражение верхних слоев коры на стволах, чаще у основания веток, которое затем распространялось на более глубокие слои вплоть до камбия. Отмершая кора слегка вдавливалась и становилась черной. Деревца усыхали в зависимости от количества и размеров пораженных участков коры или окольцовывания ствола. Наблюдались случаи внезапного увядания молодых груш весной после распускания листьев.

Больные и усохшие молодые груши были и в наших личных посадках. Зараженные саженцы груши мы наблюдали неоднократно. Они доставлялись из питомников, где это заболевание довольно распространено. Однако болезнь не привлекает к себе внимания работников питомника, и зараженные саженцы идут на продажу, хотя их должны были бы браковать. Эти сеянцы скоро погибают и являются распространителями болезни.

Указанное выше заболевание саженцев и молодых груш очень напоминает по внешним признакам бактериальный ожог, вызываемый Erwinia amylovora. Однако при изоляции из пораженных тканей груши был получен не этот вид бактерии и не Pseudomonas syringae, a Erwinia multivora, которая, очевидно, и является возбудителем болезни груши.

Все эти три вида бактерий не могут быть отождествлены, так как существенно отличаются по биохимическим свойствам. Для сравнения приводим здесь диагноз Erwinia amylovora, по В. П. Израильскому.

Бактерии являются подвижными перитрихиальными палочками размером 0,7—0,1 X 0,9—1,5 μ, в некоторых случаях могут достигать 1,63—1,71 μ длины, не образуют опор, а также капсул: могут быть в виде одиночных клеток, а также соединены цепочками или парами, грамотрицательны, некислотоустойчивы, аэробы, но могут быть факультативными анаэробами. На агаре колонии круглые, маленькие, с ровными краями, более или менее опалесцирующие, белые, блестящие, маслянистой консистенции. На бульоне растут с небольшой зернистой пленкой, бульон при этом делается мутным; желатин разжижают медленно. Молоко створаживают и более или менее пептонизируют, лакмусовое молоко не краснеет, лакмус частично редуцируют, нитраты не восстанавливают, крахмал не разлагают. Бактерии образуют кислоты на глюкозе, сахарозе, лактозе и глицерине, но без выделения газа; не образуют индола (или очень слабо), аммиака, сероводорода. На среде Ушинского и Кона не растут совсем или же очень слабо. Диагнозы Erwinia multivora и Pseudomonas syringae уже были приведены выше.

М. В. Горленко (1961) отмечает что не так давно в ряде областей нашей страны Г. А. Дьякова обнаружила болезнь груш (напоминающую бактериальный ожог, вызываемый (Erwinia amylovora), возбудителем которой является новый вид бактерию Pseudomonas pyri (Diakowa) gorl. Основное различие между этими болезнями согласно сведениям, приводимым М. В. Горленко (1961), заключается в том, что при поражении Erwinia amylovora наблюдается глубокий некроз коры, мацерация тканей и истечение эксудата, но сосуды не поражаются. При заражении же Pseudomonas pyri поражаются сосуды, что внешне проявляется в потемнении в виде отдельных точек или кольца; на поперечном срезе, кора же растрескивается и отслаивается без признаков истечения эксудата. Эти признаки дают возможность отличать одно заболевание от другого.

Биохимические свойства нового вида бактерии Pseudomonas pyri (Diakowa) gorl. согласно данным, приводимым М. В. Горленко (1961), следующие. Грамотрицательные, неспороносные палочки, одиночные, размер 0,97X0,25—1,6X0,54 μ, подвижные, лофотрихи. Колонии на агаре слизистые, блестящие, слегка опалесцирующие, неокрашенные, голубоватые в проходящем свете; в старых культурах непрозрачные, круглые, с почти ровными или слегка изрезанными краями, более темным центром; на бульоне образуют равномерную муть, тонкую, нежную пленку; аэробы, желатин разжижают послойно на пятые-девятые сутки; аммиак образуют, индол и сероводород не выделяют; кислоту (но не газ) образуют на седьмые-девятые сутки на глюкозе, галактозе, сахарозе, но не на мальтозе, лактозе и глицерине; нитраты не восстанавливают, молоко свертывают слабо и очень медленно восстанавливают; крахмал гидролизуют; рост на картофеле на третьи-четвертые сутки обильный; колонии бело-кремовые, блестящие, слизистые. Из изложенного можно видеть, что этот новый вид бактерию не образует газа на сахарах, не выделяет сероводорода и не восстанавливает нитраты, поэтому он не может быть отождествлен с Erwinia multivora Scz.-Parf.

Гибель сеянцев различных плодовых пород наблюдается не только в лесных питомниках Северного Кавказа, но в других районах нашей страны. Так, К. П. Жукова (1956) пишет, что во многих питомниках нечерноземной полосы отмечалась гибель сеянцев груши, яблони, вишни и сливы в результате заболевания «черной ножкой». Количество пораженных сеянцев колебалось от 3 до 33%, в некоторые годы достигало 50—80%.

Симптомы болезни весьма разнообразны. Чаще она поражает подземную часть (корни) и подсемядольное колено. Иногда заболевание проявляется в виде язв или перетяжек на корневой шейке. Окраска пораженных тканей становится сначала светло-бурой, а потом почти черной. Наиболее сильно болезнь проявляется в период прорастания семян, образования семядолей и первой пары настоящих листьев. Касаясь причин гибели сеянцев, К. П. Жукова (1956) все свое внимание уделила грибам. На пораженных сеянцах ею были найдены разные виды грибов. Наиболее деятельными она считает грибы Rhizoctonia sp. и Pythium sp., мало активными — представителей рода Fusarium, а грибы Botrytis и Verticillium вообще не считает активными возбудителями. Проверяя образцы семян груши, яблони из разных мест, она нашла на них много разных видов грибов и, кроме того, указала, что на всех образцах семян в большое количестве встречаются бактерии. Отметив этот факт, К. П. Жукова больше ничего о бактериях не пишет.

Весной 1962 г. погибли сеянцы яблони в питомнике Туапсинского лесхоза. Исследование этих сеянцев показало, что они заражены бактериями Erwinia multivora, которые, несомненно, и являются причиной их гибели. Анализы семян груши и яблони на Северо-Кавказской контрольной станции лесных семян показали, что они тоже имеют внутреннюю бессимптомную зараженность этим видом бактерии, а от семян заражаются и сеянцы. Поражение происходит ранней весной, когда бактерии наиболее активны.

На основе изложенного выше можно полагать, что описанная выше бактериальная болезнь груши представляет практический интерес не столько для лесоводства, сколько для садоводства. В связи с этим надо считать необходимым дальнейшее более детальное исследование названной болезни груши и уже теперь обратить внимание на семена дикой груши, которые служат для выращивания подвоев. На питомниках зараженные экземпляры следует либо полностью удалять, либо ограничиваться обрезкой пораженной части. Проведенный небольшой опыт в этом направлении показал, что в одном случае после обрезки пораженной части на стволе появлялись новые очаги поражения и саженцы погибали, в другом случае после обрезки вблизи прививки саженец сохранился, дав новый здоровый побег. Необходимо однако иметь в виду, что очаги поражения коры могут быть и у корневой шейки. Естественно, что инструмент перед каждой новой обрезкой нужно дезинфицировать, равно как и раны, которые затем покрывают садовой замазкой. Что же касается семян, то их, безусловно, необходимо проверять на контрольных станциях на внутреннюю зараженность бактериями и при наличии зараженности перед посевом протравливать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: