Факультет

Студентам

Посетителям

Агрессия у животных

Агрессия является производной нескольких эмоциональных состояний животного.

Она может быть следствием неразрешенного страха, ненависти, фрустрации, других эмоций.

Под агрессией следует понимать действия или угрозу действия одного индивидуума, которые вызывают или могут вызвать гибель, телесные повреждения, боль или ограничение свободы другого индивидуума.

Агрессия является следствием нескольких причин. Агрессия позволяет уклониться от воздействия устрашающего раздражителя. Если иммобилизация не дает результата, а отступление физически невозможно, то желаемый результат приносит наступление. В такой ситуации страх трансформируется в ярость. Ярость как дестабилизирующий внутренний побудительный мотив дает возможность изначально запуганному животному выйти из зоны влияния устрашающего фактора.

Мгновенная трансформация страха в ярость действует обескураживающе на врага. Элемент неожиданности — сильный психологический прием, который спасает слабого в ситуации смертельной опасности перед физически сильным противником. Если враг и не испугается яростных действий слабой жертвы, то наверняка упустит инициативу, возможно растеряется и, в конечном счете, потеряет часть своей наступательной силы. Выигранных секунд или долей секунды жертве может хватить, чтобы выскользнуть из, казалось бы, безвыходной ситуации.

Другой причиной агрессии может быть индивидуальная непереносимость близкого присутствия другой особи, т. е. ненависть. Зачастую ненависть развивается путем трансформации любви. Однако и в этом случае, как ни странно это звучит, ненависть и возникающая на ее основе агрессия способствуют сохранению жизни и здоровья конфликтующих сторон. Так происходит в волчьей стае или лисьей семье. Пока щенки малы и не могут обходиться без родительской опеки, они пользуются любовью не только своих родителей, но и всех членов семейного клана — старших братьев и сестер, теток, дядей. Они первыми подходят к еде, занимают самые удобные места для отдыха, при необходимости взрослые их тщательно вылизывают. Если щенки требуют от взрослых поиграть с ними, то те охотно идут им навстречу.

Но вот волчата, лисята окрепли, родители научили их ориентироваться на местности, самостоятельно добывать себе пищу, обороняться, обустраивать свое логово. В общем, волчата и лисята стали готовы к самостоятельной, независимой от старших сородичей жизни.

Параллельно с взрослением щенков происходят изменения в их отношениях со старшими членами семьи. Взрослые перестают их кормить. Молодняку уже не разрешается первым подходить к еде. В ответ на заигрывания щенков старшие демонстрируют агрессию. Родительская любовь в конце концов трансформируется в откровенную ненависть к своим детям.

Агрессивное поведение взрослых по отношению к окрепшему молодняку имеет одну цель — изгнать молодое поколение с территории, которая может прокормить лишь определенное количество животных. Присутствие на этой территории еще одного поколения дестабилизирует экологическое равновесие сложившейся экосистемы, т. е. за счет агрессии стая фактически избавляется от лишних ртов. В данном примере ненависть старших как основа агрессивных действий по отношению к своим детям имеет благую цель: расселение животных, снижение плотности поголовья на единицу кормовых угодий. Изгнание повзрослевших детей с родительских кормовых территорий дает шанс на выживание всем. Родители остаются на своей территории, которая их кормила и будет кормить далее. А дети вынуждены искать и находить новые кормовые угодья, заводить новые семьи, формировать новые биоценозы. Если не отделить молодое поколение от родителей, то возникает опасность гибели всех — и родителей, и детей.

Таким образом, родительская агрессия выступает в качестве эффективного средства сохранения популяции и вида в целом.

Агрессия развивается и на основе фрустрации вследствие неудовлетворенности потребностей и неразрешенности сильных эмоций. Так, голодный зверь представляет повышенную опасность для окружающих, поскольку может напасть на человека и животных. Физически сильный кобель при длительном отсутствии коитальной рецептивности у суки может повести себя очень агрессивно по отношению к другим собакам, человеку и самой суке. При наличии сильной половой мотивации самцы семейства кошачьих (львы, домашние коты) при затянувшейся у самки лактации убивают детенышей (львят, котят). Такие же случаи агрессивного поведения самцов по отношению к детенышам молочного возраста описаны и у человекообразных обезьян.

Выдающийся исследователь поведения животных, классик современной этологии К. Лоренц подметил, что кинематографисты во многих фильмах о жизни диких животных представляют агрессию абсолютно ненаучно как борьбу кровожадных животных всех видов и возрастов, т. е. всех против всех. Только в кино можно увидеть борьбу тигра с питоном, слона с носорогом, крокодила с бегемотом. Теоретически в природе такие сценарии возможны, но маловероятны. Такой конфликт возникает лишь в случае, когда по крайней мере один из участников конфликта психически болен. Межвидовая агрессия наблюдается при заболевании лис, волков и представителей других видов бешенством. Как проявление психического нездоровья специалисты оценивают случаи людоедства у тигров и львов. К этой же категории патологического поведения относят и случаи немотивированного нападения слонов на крестьянские поселения в Индии.

В норме агрессия рассматривается как средство внутривидовой борьбы (К. Лоренц, 1994; Р. Хайнд, 1975).

В природе можно обнаружить агрессивные отношения между представителями разных видов. В весеннем лесу дятлы дерутся с белками из-за дупла. Судак-самец в период размножения охраняет гнездо с икрой и нападает при этом не только на представителей своего вида, но и на всех рыб, приближающихся к гнезду. Домашние гуси проявляют агрессивность по отношению к уткам, курам. Наседка нападает вообще на все движущееся с целью защиты своих цыплят.

Межвидовая агрессия имеет понятные корни. Она возникает на основе сильной доминирующей мотивации (жажда, голод, материнская доминанта, половая доминанта) в условиях ограниченного выбора поведенческих реакций. Межвидовая агрессия имеет своей целью защиту потомства, борьбу за кормовые ресурсы, жизненное пространство.

В формате обсуждаемой проблемы особняком стоят отношения между хищником и его жертвой. По внешним признакам и целям охота — это агрессия, поскольку в результате охоты одна из сторон (жертва) погибает или получает телесные повреждения. Однако внутренние побудительные мотивы агрессии и охоты животных различны. В основе агрессии лежат отрицательные эмоции — ненависть или ярость. У охотника совершенно иные мотивации поведения. Кошка, которая охотится на воробья, едва ли испытывает отрицательные эмоции. Ее эмоции во время охоты мало чем отличаются от тех, что у нее возникают при виде колбасы. Во время и после удачной охоты кошку захватывают явно положительные эмоции. С данным тезисом трудно не согласиться, после того как понаблюдаешь за поведением (игрой) кошки с пойманной мышью.

Собаки охотничьих пород перед началом охоты пребывают в возбужденном или даже веселом состоянии. Охота у них абсолютно лишена мотиваций поведения, построенных на отрицательных эмоциях. Когда гончая или борзая собака преследует, например, зайца, она не издает яростного лая или рычания, что характерно для нее при агрессии. В процессе гона зверя собака поскуливает или заливается веселым лаем. Да и мимика собаки в такие моменты не говорит об отрицательных эмоциях. На морде собаки не видно признаков злобы или страха. На охоте мимика собаки аналогична той, что бывает при встрече с хозяином.

Процесс охоты — это работа, которая стоит очень близко к игровому поведению и, следовательно, сопряжена с эмоцией радости.

С позиции потенциальной жертвы охота, безусловно, выглядит как акт агрессии, как источник смертельной опасности. Поэтому у жертвы в данной ситуации формируются исключительно отрицательные эмоции и состояние страха и предельного дискомфорта. Они вынуждают животное к мобилизации всех имеющихся ресурсов — физиологических и отологических — для достижения полезного результата (выживания).

Очевидно, что межвидовая агрессия не является аналогом межвидовой борьбы. Ее скорее следует рассматривать в качестве средства, стимулирующего появление новых форм адаптивного поведения у жертвы в отношениях с хищником. Хищник и жертва постоянно ищут и находят новые этологические приемы успешного сосуществования.

У стадных копытных животных под влиянием опасности, исходящей от хищника, совершенствуется структура стада (усиливается сторожевая функция, совершенствуется иерархия) и происходит отбор животных по резвости, выносливости, скорости бега.

Осторожная и неуловимая жертва, в свою очередь, вынуждает хищника совершенствовать свои физические возможности и навыки охоты. Между хищником и потенциальной жертвой устанавливается численное равновесие, которое обеспечивает сохранение и эволюционное развитие обоих видов.

Волки — вечные спутники северных оленей — никогда не смогут полностью истребить свою жертву. Чаще всего хищнику достаются особи, которые становятся обременительными для стада. Это больные и старые олени.

Интересно, что такие отрицательные эмоции, как ненависть и ярость, куда чаще демонстрируют мирные животные (потенциальные жертвы хищников). Выше уже упоминалось о таком явлении, как мобинг. Нападение мелких животных на более сильного хищника и слаженные совместные

действия мелких птиц представляют пример классической агрессии. Ласточки даже не являются объектом охоты ястреба. Тем не менее они настолько агрессивны по отношению к нему, что могут надолго отравить его существование.

Образцовой организацией мобинга выделяются такие птицы, как галки и гуси. Установлено, что у галок роль мобинга сводится к тому, чтобы показать молодым птицам, как выглядят их враги. Одна из причин легкого приручения галок человеком заключается в том, что у этих птиц нет врожденного механизма распознавания врагов. Старшие птицы передают свои знания молодежи посредством мобинга, одновременно обучая приемам и технике коллективной защиты от врагов.

У других видов, например, гусей, имеются врожденные способности распознавать врага (инстинктивный страх перед всяким пушистым, рыже-коричневым, вытянутым и ползущим объектом). По мнению признанного знатока поведения гусей К. Лоренца, мобинг у гусей также имеет целью научение молодняка. Взрослые гуси демонстрируют технику коллективных действий и необходимую вокализацию при появлении хищника. Кроме того, умудренные опытом птицы указывают молодым и неопытным сородичам места, в которых может прятаться хищник, и учат молодняк обходить стороной такие опасные участки на территории их совместного обитания.

Лисы не рискуют нападать на крупную птицу (гуси, утки, казарки), если потеряна внезапность охоты. Даже тревожная вокализация гусей, заподозривших присутствие хищника, расстраивает планы последнего. Не исключено, что решающее значение в отказе лисы от нападения на гусей имеет психологическое воздействие стаи на одинокого хищника. Их решительные согласованные действия, равно как и мощное звуковое сопровождение коллективных действий, психологически разоружает лису. Первоначально положительные эмоции, сопровождающие охоту лисы, при мобинге птиц меняются на отрицательные — страх, тревогу, неуверенность в своих действиях. Смена эмоционального состояния хищника приводит к изменению мотиваций его поведения. Вместо первоначально запланированной охоты лиса затаивается или даже отступает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: